Руководитель Hospiss LV: В Латвии нет ни одного хосписа, и так быть не должно

Руководитель Hospiss LV: В Латвии нет ни одного хосписа, и так быть не должноФото из личного архива

В Латвии нет ни одного хосписа, и это ненормальная ситуация, уверена основатель общества Hospiss LV Илзе Неймане-Нешпора. Бесплатный паллиативный уход для неизлечимых больных получить можно, но своей очереди можно и не дождаться… Hospiss LV ставит своей целью основать в Латвии систему хосписов – мест, где человек может провести свой последний период жизни в центре ухода с тем, что он любит, и так, как он того желает. В начале следующего года Hospiss LV планирует стартовать с программой бесплатной помощи хосписа на дому у таких пациентов, а на данный момент организовал обучение для волонтеров.

Справка: Хоспис – это медико-социальное учреждение, где обеспечивают уход и обезболивание, оказывают медицинскую, социальную, психологическую, духовную и юридическую помощь неизлечимым больным, а также их семьям, как в период болезни, так и после утраты близкого человека. В хосписе рядом с пациентом могут круглосуточно находиться его родные и близкие. Обычно хосписы финансируются из госбюджета.

Много у вас волонтеров?

Сейчас обучается вторая группа. Волонтеры проходят обучение по паллиативной помощи. 32 часа по субботам, лекции читают лучшие специалисты по паллиативному уходу, реально работающие в отрасли. Мы формируем группы по 35 человек. В следующем году, если соберем пожертвования, сделаем еще одну группу. Кроме того, планируем запустить группу обучения и на русском языке. Я считаю, что каждый человек должен такое обучение пройти, потому что эта информация очень важна. У кого-то дома умирает родственник, кто-то сам столкнулся со смертельной болезнью, выжил и считает своим призванием помогать другим, кто-то уже и так волонтер, но ему нужны знания по паллиативному уходу. Из прошедших обучение людей мы наберем волонтеров для нашего проекта, который мы планируем реализовать в начале следующего года – хосписная опека на дому.

В чем она будет заключаться?

В мире существуют два вида хосписной опеки – в самом хосписе и на дому у человека. Оказание хосписной опеки на дому означает, что все специалисты оказывают помощь пациенту и его родственникам по месту его проживания.

Хосписный пациент – это не только сам умирающий человек, но и вся его семья, которая остро нуждается в поддержке. Мы хотим на год запустить пилотный проект и взять на него от четырех до десяти человек в месяц, которых выписали из паллиативных отделений.

Мы хотим посмотреть, во сколько такая помощь обходится, и убедить самоуправление, что помощь паллиативным пациентам просто необходима. У нас уже собрана команда специалистов – врач паллиативной помощи, семейный врач, медсестры, санитар. Медицинские услуги будут обеспечиваться под надзором семейных врачей.

Откуда деньги на пилотный проект?

Хотя паллиативная помощь обозначена в списке государственных приоритетов на 2021 год, но финансирования нет. Будем собирать пожертвования и искать спонсоров. Про нас узнали, когда мы запустили акцию «Стол для своих» – с помощью ресторанов в марте-июне этого года мы обеспечивали работников неотложной скорой помощи бесплатными теплыми обедами и ужинами в период пандемии Covid-19. Тогда было перечислено много пожертвований, в том числе и от предприятий. Надеемся, и в вопросе хосписов люди будут отзывчивыми, а для предприятий благотворительность выгодна с точки зрения налогов.

А со стороны самоуправления?

Мы зарегистрированы как поставщик социальных услуг. Были уже и в Рижской думе, и в Министерстве благосостояния. Есть надежда, что город нам поможет.

Но в Риге есть паллиативные отделения.

Да, у нас есть паллиативные отделения в больницах «Бикерниеки» или в Страдыня. Чтобы попасть в паллиативное отделение больницы «Бикерниеки» пациенты вынуждены ждать в очереди до шести недель. Многие пациенты этой очереди так и не дожидаются. За государственный счет пациенты могут провести в паллиативном отделении в «Бикерниеки» всего семь дней – если пациент хочет остаться дольше, ему необходимо оплатить свое пребывание. В свою очередь в паллиативное отделение больницы Страдыня – внутренняя очередь, то есть туда могут попасть только пациенты больницы Страдыня. Срок пребывания за государственные деньги – десять дней.

При этом неизлечимый больной может быть паллиативным в течение нескольких лет, снова и снова попадая в паллиативное отделение, а затем возвращаясь домой, где заботы о нем ложатся на плечи его близких.

Это очень тяжело как психологически, так и финансово – зачастую родственникам пациента приходится бросать работу. Я вижу огромную проблему в том, как поддерживать такого человека на дому – полгода, год.

А когда такой человек может стать пациентом хосписа?

Когда, согласно диагнозу врачей, ему осталось жить не больше полугода. Неправильно думать, что пациенты хосписа – только пожилые люди. Если брать латвийскую онкологию, то в год онкологией заболевают 11 тысяч человек. Среди них много молодых.

Получается, что в хосписе такой человек может провести шесть месяцев?

Да, согласно мировому опыту – в среднем примерно так, но есть пациенты, которые остаются в хосписе гораздо дольше, потому что, когда человеку не больно и не страшно, то и прогнозы врачей не всегда сбываются. Кстати, в той же Германии пребывание в хосписе оплачивается социальной системой. Стране один день пациента в хосписе обходится в 600 евро в день, и 60-70 процентов работы в хосписе делают волонтеры.

Что делают волонтеры?

Очень многое. Почитать вслух книгу, вывести погулять, поговорить по душам, выслушать. Быть волонтером очень непросто – нужно найти контакт с неизлечимо больным, нужны знания и понимание. Быть волонтерами хотят многие, но многие «сгорают», не понимая, как лучше это делать. Поэтому мы и проводим акции в паллиативных отделениях – в команде быть волонтером гораздо проще.  Медики тоже начинают воспринимать волонтеров как членов команды, и это очень важно.

Люди очень сложно воспринимают тему смерти и отодвигают ее от себя. А вы, наоборот, ее придвигаете ближе.

Смерть – это наша единственная гарантия. Мы все умрем, но хоспис – это не про смерть, а про жизнь, пусть и про последний период этой жизни.

Нам зачастую кажется, что уходящий человек – уже «списан», но он все еще живет. Общение с уходящим человеком для меня не наполнено трагедией, я ему помогаю и для меня это как духовная практика и путь к себе. Волонтеры – счастливые люди, они занимаются собственным духовным развитием. Для нашего общества это еще непривычно, но все впереди. Если хотите стать волонтером, напишите нам сообщение на нашей странице в социальной сети Facebook.

Зачем пациенту хоспис?

Девиз хосписа – «Свободно (про)жить».

В хосписе человека не лечат, но обеспечивают обезболивание, и он может провести оставшийся ему период жизни с тем, что он любит, и так, как он того желает. Вокруг могут быть его картины, стоять привычное кресло, он может спать на своей кровати, даже кошку можно перевезти. Родственники могут не только быть со своим близким человеком, но и работать, и заниматься своими делами – у них прекращается «выгорание», когда 24 часа в сутки ты «привязан» к уходу за больным.

Приоритет для хосписа – сам человек. Так, например, человек может есть что он хочет и когда он хочет. В 2019 году мы запустили акцию «Праздничный стол». В сотрудничестве с ресторанами для пациентов паллиативных отделений в больницах мы привозили тележку со специальными угощениями – маленькие разнообразные закуски, которые легко прожевать, но которые могут дать пациентам настоящий праздник вкуса. Это не больничная, а ресторанная еда – причем с очень интенсивным вкусом. Эта акция проходит до сих пор, в сентябре мы провели два таких «Праздничных стола». К акции можно присоединиться.

Я знаю, что вы еще проводите проект «Последнее желание». Можете рассказать?

Да. Это очень эмоциональный проект.

У людей, уходящих в другой мир, часто бывает какое-то очень сильное желание, которое они уже не могут осуществить. Если это возможно, то мы можем попробовать это сделать.

Иногда получается исполнить не именно это, но тоже важное желание. Например, больной онкологией Александр мечтал ловить в реке сомов, но физически он уже не мог это сделать. Мы очень долго с ним разговаривали, и я узнала про его сложные отношения с сыном, которого он не хотел обременять своим состоянием. Я нашла фотографии сына в социальных сетях, распечатала их, принесла Александру, и в тот же день он умер… Мы исполнили другое его желание – развеяли его прах над Даугавой. Если у нас в Латвии будет много хосписов, мы сможем больше уделять времени именно таким проектам – помочь людям уйти со спокойствием в душе.

В каких хосписах вы бывали? Где брали примеры?

В Москве 12 хосписов. У нас – ни одного, а должно быть много. Первый Московский хоспис для меня – это такой стандарт. Когда мы там побывали, я поняла, что надо что-то реально делать, и все возможно. Там пациентам на время пребывания в хосписе обеспечивается духовно насыщенная жизнь. Человек прощается с близкими; если он верит, то налаживает отношения с Богом, занимается тем, что он любит.

В Латвии вряд ли система будет оплачивать пребывание человека в хосписе. Это финансово ляжет на плечи родственников?

В Латвии сейчас есть система семейных пансионатов, где можно получить государственную дотацию в размере 640 евро. Надеюсь, что и для хосписов можно добиться получения таких дотаций, но наша цель максимум – чтобы это было бесплатно для пациентов. Мы не можем продолжать игнорировать таких пациентов. Ситуация уже очень острая.

Когда вы планируете оказывать хосписную поддержку не только на дому? Насколько это реально?

Я – оптимист. Сейчас из-за кризиса Covid-19 много пустующих гостиниц, почему бы не организовать там хосписы? Если предприятие сдает недвижимость в аренду организации общественного блага, то оно получает скидку по налогу на недвижимость в 90%. Мы надеемся получить какое-то помещение в аренду и разместить там первых 5-10 человек. Будем создавать пилотные проекты и их продвигать.

Hospiss LV создан в 2019 году. В какой момент жизни вы приняли решение заниматься проектом с хосписами и почему?

novosti

Hospiss LV – не мой основной род деятельности, у меня в партнерстве с моей подругой есть своя юридическая компания, которая оказывает финансово-бухгалтерские услуги. Hospiss LV мы занимаемся по вечерам и выходным – сколько хватает времени. В свое время я проходила обучение в волонтерском движении Svētās ģimenes māja и была волонтером в Рижской 1-й больнице и в паллиативном отделении, но в какой-то момент я поняла, что без системы хосписов невозможно обеспечить человеку достойный уход из жизни. По-моему, это настолько же важно, как помочь ему прийти в наш мир при родах. Hospiss LV – это команда. Наше ядро – это три человека, плюс человек десять активных волонтеров. Добавьте еще тех волонтеров, которых мы обучаем. Вместе – мы огромная сила!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 Comments

    1. С помещениями важно – кто хозяин, если здание полузаброшенное, то нужны слишком большие инвестиции. Думаю, здесь, скорее, подойдет вариант работающих гостиниц, которые не могут работать в нормальном режиме. И имеются ввиду небольшие помещения – хотя бы на начальном этапе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: