Люди в тени. Социальные работники сами нуждаются в социальной помощи?

Люди в тени. Социальные работники сами нуждаются в социальной помощи?Pixabay

Наши работники социальной сферы – одни из самых низкооплачиваемых в ЕС. По уровню доходов они не очень-то отличаются то своих клиентов. Высокие требования, тяжелая работа и низкое вознаграждение за труд привело к большой текучке и нехватке кадров в этой сфере. Молодые специалисты предпочитают уехать за рубеж, чем за 600 евро в месяц менять подгузники и кормить из ложечки пожилых людей с деменцией. Как изменить ситуацию – рассуждали на семинаре-дискуссии «Люди в тени. Quo Vadis, Рига?”

Концертные залы – хорошо, но кто их будет посещать?

Мероприятие 29 июля организовал Департамент благосостояния Рижской думы. Первый семинар был посвящен людям, которые  в силу разных обстоятельств оказались у черты бедности.  На этот раз говорили об актуальных проблемах самой социальной сферы и почему ее работники живут иной раз ничем не лучше, чем их клиенты.  Специалисты отметили, что работников не хватает на разных уровнях социальной сферы. Это обстоятельство ставит под угрозу и качество предоставляемых услуг, и объемы. И влияет в первую очередь на качество и продолжительность жизни людей, нуждающихся в социальных услугах.

Руководитель Департамента благосостояния Рижской думы Ирена Кондрате признала: сейчас отдельными финансовыми  инъекциями в социальную сферу уже не обойтись. Целевая аудитория социальной службы, как показала весна, это не только пенсионеры и малоимущие, но и очень большая часть рижан.  Незначительный экономический  кризис и за чертой, в состоянии, когда уже нужна финансовая помощь, оказывается огромное число людей.

Фактически часть рижских семей отделяет от банкротства один месяц – одна не полученная своевременно зарплата. 

«У нас даже уже такой девиз сложился: дальше социальной сферы человека посылать уже некуда»,

– отмечает Кондрате.  

По ее словам, нам, конечно, еще далеко до США, где лишних людей просто называют социальной грязью. Но если критическая масса будет достигнута, то ее прорвет как плотину и тогда социальная система не в силах будет помочь.

«Мы можем строить концертные залы, но кто их будет посещать?»,

– риторически вопрошает Кондрате.

Латвийцы чувствуют себя хуже всех, на медицину выделяется мало

Представитель конфедерации работодателей Янис Херманис  показал общую картину, как выглядит Латвия в социальной сфере и здравоохранении, рассказал о тенденциях. Не секрет, что население Латвии в целом сокращается, при этом пожилых людей становится все больше. Общество неумолимо стареет. И такая тенденция наблюдается во всех странах ЕС. Это меняет и спрос на определённые услуги самоуправления и государства, на первое место выводя потребность в социальных услугах и здравоохранении.  

«Мы   видим, что растет  удельный вес людей, кто проживает без семей. Семьи по количеству членов становятся меньше. Если посмотреть на нижеприведенную таблицу, то 65% семей в Латвии живут без детей. Это люди в возрасте 65 и старше лет, и более молодые. 18% одиноких людей – в возрасте от 16 до 64 лет. Об одиноких людях в старости позаботиться некому. Нужна социальная помощь. К тому же, именно латвийцы по самочувствию в старости в рейтинге европейских стран стоят в самом хвосте – вторые с конца», 

– отмечает эксперт. 

При этом сфера социальных услуги здравоохранение является   одним из крупнейших работодателей в Латвии. И число рабочих мест с каждым годом растет, впрочем, как и свободных, не заполняемых вакансий.  В социальной сфере растет число вакансий по оказанию ухода на дому. Сейчас эта отрасль предлагает 70 080 рабочих мест,   причем   15 728 рабочих мест – социальный уход на дому.

This image has an empty alt attribute; its file name is image-1-1024x568.png

«Статистика четко показывает, что количество вакансий растет, но заполняются они плохо. Недостаток работников сфера здравоохранения и социальных услуг – одна из главных проблем здоровья населения Латвии. Врачи и медсестры перегружены,  в связи с чем ухудшается качество услуг, их доступность. То же самое происходит в социальной сфере. Латвия находится в ЕС по этому показателю одной из самых плохих позиций»,

– говорит Херманис, ссылаясь на карту.

Финансирование сферы здравоохранения в Латвии – одно из самых низких в Европе.  Лучше всего финансируется медицина в Ирландии,  Чехии и Великобритании. Литва занимает шестую позицию – выше, чем славящаяся хорошим медицинским сервисом Германия. Латвия третья с конца, после Румынии и Кипра.  «Услуги здравоохранения менее доступны. Но если человек заболел в трудоспособном возрасте или умер раньше срока, это плохо не только для него, но и для государства, которое не получает налоги», – говорит Херманис. 

Молодые специалисты выбирают уехать

Молодые люди не идут в социальную сферу. Большая часть врачей, работающая в социальной сфере – старше 64-х лет, больше половины семейных врачей – старше 50 лет. Примерно в той же возрастной категории и медсестры.  

«То, что большая часть персонала в возрасте означает, что молодые люди на их место не приходят. А это со временем будет означать еще большую нагрузку и еще худшее качество услуг. Непривлекательные зарплаты, условия работы. А это достаточно тяжелая сфера. Поэтому молодежь туда не пойдет»,

– делает выводы эксперт.

Если в медицине средняя зарплата около 1000 евро, а в социальной сфере – 700 евро брутто. 

«Там где низкие зарплаты – трудно найти персонал. Если мы сравнив зарплаты по ЕС, сколько стоит один час работы, то увидим, что мы снова в аутсайдерах. В Люксембурге один час работы стоит 43,4 евро. В Латвии – 9,8 евро. Для сравнения: в Эстонии 13,1 евро, в благополучной Германии 32,2 евро, Австрии 34,2 евро, Дании 40,8 евро, Италии 29,3 евро, Испании 24,1 евро. И молодые люди, специалисты  туда уезжают. Понятно, что здесь останутся и будут работать пенсионеры»,

– говорит Херманис.

Он утверждает, что низкое денежное вознаграждение тормозит смену поколений  на рабочих местах.  

В чем-то соцработники не отличаются от клиентов

Мартиньш Морс, замруководителя Департамента благосостояния Рижской думы отметил, что в Латвии социальная помощь – это автономная функция самоуправления. Дополнительно она финансируется из публичного сектора.  На текущий момент 147 предоставителей социальных услуг, а это и «Красный крест», и “Общество самаритян”, работают с департаментом благосостояния в разных акциях – всего около 4000 человек.

«У каждого предоставителя услуг своя аудитория. Но фактически все, кто имеет на одного человека в семье меньше 350 евро или только пенсию – это наши клиенты»,

– отметил Морс.

Многие работники социальной службы сами находятся на пороге бедности.  В социальные работники берут людей с высшим образованием, их функция – оценивать социальную ситуацию людей, организовывать процесс решения проблем человека. Новомодные коучи и психологи это делают за большие деньги. Социальные работники за 850 евро минус налоги. У медсестер  социальной сфере при том, что они также имеют высшее образование зарплата составляет 703 евро. 

Люди, осуществляющие уход за пожилыми людьми и инвалидами в социальных домах и пансионатах не обязательно должны иметь высшее образование. Но именно им достается самый неблагодарный труд – они моют, одевают, кормят, меняют подгузники, проводят социализацию и ответственны за эмоциональное состояние пожилых людей, людей с деменцией или инвалидностью. Получают они за такую работу 610 евро. Меньше всего получают специалисты с высшим образованием, работающие с детьми из детдомов, с неблагополучными семьями – 580-610 евро.

«Парадокс! Обычно с тех людей, кто меньше всех получает, самый большой спрос. Вспомните случай, когда на новый год у родителей-наркоманов погибли дети. Тогда все обвиняли, что социальный работник не оказался в ту ночь в этой семье и не предупредил этот случай.  То есть за 580 евро он должен мотивировать родителей, следить за тем, как они живут, оберегать их детей. От работников детдомов мы хотим, чтобы  отобранные из неблагополучных семей дети выросли благополучными людьми»,

– поясняет Мартиньш Морс.

Но в социальную сферу часто идут люди не по призванию, а чтобы временно продержаться на плаву. «Это люди, которые ищут работу получше. Среди тех, кто ухаживает за пожилыми людьми очень большая текучка кадров», – поясняет Морс.

По его слова, медсестры – заполнят дыру в здравоохранении. Они и диагноз поставят,  и медикамент выпишут. «За мизерную зарплату мы ждем качественные услуги – уход  на дому, физическую и эмоциональную поддержку», – добавляет представитель департамента.

таблица

Стимулировать нужно не только доплатами

«Мы не скрываем проблемы. Мы вынуждены закрывать глаза на требования, что для определенной работы это должен быть бакалавр, лучше молодой. Таких людей  просто нет. И мы в 4% случаев принимаем тех, кто только учится соответствующей профессии. Работа тяжелая, физическая. А большая часть работников – это женщины, иногда немолодые»,

– добавляет Морс.

В Рижской социальной службе в среднем в месяц в 2019 году было 69 свободных вакансий для социальной работы с людьми. Он также отмечает, что из-за того, что в социальную систему попадают случайные люди, наблюдается очень большая текучка кадров. 100 человек в год уходят с работы.

novosti

«Это непосредственно виляет на самочувствие наших клиентов.  На днях была новость, что у социальных работников будет новая обязанность – полицейские будут сообщать обо всех скандалах в семье, в которые был вовлечен ребенок.  У социальных работников и так по 40-50 дел в месяц. Будет еще больше»,

— делится представитель департамента.

По его словам, если нет возможности повысить зарплаты, то нужно другими путями показать новым работникам, что их лояльность оценена. Можно, допустим обеспечить их служебными квартирами, мотивировать работников получать образование, возможно в сотрудничестве с вузами оплачивать 30% учебы, давать студентам оплачиваемое место практики,  в случае болезни или отдыха не взваливать двойную нагрузку на коллег, а искать замену.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: