Физик Дмитрий Бочаров – о «КИДе», «Что? Где? Когда?» и науке в Латвии

Физик Дмитрий Бочаров – о «КИДе», «Что? Где? Когда?» и науке в ЛатвииFoto: Facebook

Молодежная организация KID (Kultūra. Iecietība. Draudzība), которая недавно обосновалась в помещениях на улице Гоголя, после периода чрезвычайной ситуации в Латвии, вновь активизировалась. Уже в феврале-марте там проходили тренировки по игре «Что? Где? Когда?», ребята писали проекты в разные фонды, играли в настольные игры. Сейчас в Рижской думе утверждено финансирование проекта от KID: он включает в себя ориентирование по Риге, интеллектуальную игру по теме «Рига» и фотоконкурс «нетуристическая Рига».  Проект пройдет с июля до конца августа. RigaPlus.lv побеседовал с одним из руководителей проектов в KID и ведущим исследователем Института физики твердого тела Латвийского Университета Дмитрием Бочаровым.

Кто проводит проекты в «КИДе»?

У нас есть вожатые (или, как у нас из называют – лидеры), которые ведут занятия в течение года, в летних лагерях и летних школах. «КИД» существует с 1996 года, и нынешнее поколение лидеров фактически выросло в организации. За эти годы они получили образование, специализацию и опыт своей основной работы, и сейчас в «КИДе» очень большая разноплановость лидеров: врачи, учёные, актёры, видеоператоры, программисты, финансовые работники, синхронные переводчики. Кто-то проводит тренинги по своей профессии, кто-то делится опытом по молодежному обмену Erasmus, кто-то – проводит мастер-класс по актерскому мастерству или занятия по биомеханике. Все они – волонтеры.

Foto: Facebook

А им это зачем?

Чтобы провести летний лагерь, нам требуется 20-25 компетентных преподавателей-лидеров.

Неделя работы одного лидера, если оценивать её по реальной стоимости, стоит не меньше 350 евро. Понятно, что единственный вариант, чтобы стоимость такого лагеря не зашкаливала – работать на добровольной основе.

Эти люди сами выросли в «КИДе» и хотят что-то дать следующему поколению. В этом году наш традиционный лагерь в Вецпиебалге из-за Covid-19, к сожалению, проводиться не будет. Вместо него будут проходить другие мероприятия. О них после 6 июля можно будет прочитать на нашей странице www.kid.lv

Foto: Facebook

На какой возраст ребят рассчитан KID?

От старшеклассников до младших студентов. Примерно от 15 до 23 лет. Летние проекты в сотрудничестве с Рижской думой рассчитаны на ребят от 13 до 25 лет.

Расскажите, пожалуйста, подробнее про «Что? Где? Когда?»

Это проект, который мы делаем в сотрудничестве с Рижским клубом знатоков – школьные и студенческие игры «Что? Где? Когда?» (ЧГК). КИД основал школьную лигу в 2003 году, а уже в 2006 усилия Рижского Клуба – он основан в 2002 году – и КИДа объединились. В 2007 году возникла и студенческая лига. В год проводится 7-8 школьных игр ЧГК, в таком же количестве – студенческие игры, плюс выезды на международные турниры.

Насколько популярно движение ЧГК для молодежи в Латвии?

Достаточно популярно. В Латвии есть, как минимум, три больших клуба ЧГК, которые я знаю. Кроме Риги, ЧГК популярно также в Лиепае, в Даугавпилсе. В столице все идет волнообразно: в конце 2000-х у нас ежемесячно участвовали 30-40 школьных команд – 180-240 человек. Сейчас школьников меньше, и соответственно игроков ЧГК – меньше: обычно на игру приходит 20-25 команд.

Foto: Facebook

Где вы набираете таких умных детей? Ведь результаты государственных централизованных экзаменов – катастрофические.

Играми мы создаем некую сеть между школами, где умные школьники могут находить себе подобных – с кем они могут разделить свои интересы. Кроме того, в Риге очень сильный момент самоорганизации – есть много школьных команд, которые собираются вместе по принципу знакомых. Сарафанное радио работает.

Foto: Facebook

Вы как-то связаны с российским ЧГК?

Если говорить о финансировании из-за рубежа, то его никогда не было. Деньги надо искать самим и здесь. Но благодаря поддержке Рижской Думе и частных спонсоров, например, LNK Group, наши дети регулярно ездят на турниры в Эстонию, Беларусь, Россию. Например, мы регулярно выезжаем в Питер, где турнир ЧГК организует известный российский тренер «Что? Где? Когда?» и обладатель хрустальных сов Михаил Скипский. Также традиционно мы ездим на Кубок Европы ЧГК, который проводится в Гомеле, куда приезжают сильнейшие команды своих стран. Этот чемпионат курирует не менее известный телезнаток Леонид Климович. Там участвуют призёры чемпионатов России, Беларуси, Украины, Армении, Азербайджана, Эстонии, Латвии, Литвы. В Балтии участники отбираются по результатом Открытых чемпионатов Эстонии и Латвии.

Какие успехи на фоне молодежных российских команд?

Мы маленькая страна, и у нас гораздо меньше шансов бороться с российскими командами.  Нужно понимать, что та же Россия выставляет трёх призёров финала чемпионата России. Чтобы туда попасть, до этого нужно выиграть турнир своего региона или другой крупный турнир. Поэтому там совершенно другой уровень конкуренции и отбора.

При этом у латвийских ребят все больше сужается культурно-исторический бэкграунд – они хуже знают, например, российскую историю, чем игроки из российских команд, а иногда это требуется. Это факт.

Наше самое крупное достижение на данный момент – команда «Утка следит за мной» в Гомеле выиграла турнир по командной Своей игре. Они стали чемпионами Европы, обойдя всех других финалистов.

Чтобы играть в «Что? Где? Когда?» нужны энциклопедические знания?

Безусловно знания нужны, однако надо понимать, что ЧГК, как и школьные олимпиады, систему которых я тоже вижу изнутри, придумывая часть задач на Латвийские олимпиады по физике – это довольно искусственная вещь.

Ребенка с определенными знаниями и способностями можно натренировать играть в ЧГК, и он покажет неплохие результаты. Вопрос – насколько нужно преследовать спортивные цели, и тренироваться для этого, например, три раза в неделю.

Есть и другие проявления искусственности – школьник с широкими, но неглубокими знаниями может иметь преимущество над игроком, который знает всё гораздо глубже, но не так широко. Поэтому мне всегда было гораздо важнее привить детям интерес к приобретению знаний и улучшить их навыки командной работы и социализации. Нужно понимать, что для ЧГК и для школьных олимпиад также очень важна скорость мышления, умение принимать решения быстро. Вдумчивый школьник, который может решить все, но ему нужно для этого много времени, будет проигрывать конкуренцию на олимпиаде по физике, но вполне может пойти учиться на физмат и стать в дальнейшем успешным ученым. Естественно, работая в своём ритме.

Кстати, о физике. Вы же сам ученый?

Да, я работаю в Институте физики твердого тела Латвийского Университета. Я физик и доктор наук. Занимаюсь научными исследованиями, участвую в организации Латвийской открытой олимпиады по физике и в составлении задач закрытой олимпиады. Закончил Латвийский университет, а после докторской диссертации год стажировался в Швейцарии. И диссертация, и стажировка была связана с проектами по квантовохимическому моделированию свойств ядерного топлива.

Если подростки спрашивают у вас совета, идти ли им в науку, что вы им отвечаете?

Меня часто спрашивают, куда поступать в ВУЗ – в Латвию или за рубеж. Все зависит от того, что молодой человек хочет делать через 5-10 лет, а также где быть – в Латвии или за рубежом.

Foto: Facebook

Если подросток планирует заниматься математикой, физикой или химией, то важно понимать, что в странах, где есть сильные университеты, будут сотни хорошо развитых направлений мирового уровня. В Латвии тоже есть группы мирового уровня, но нет широкого выбора.

У нас есть сильная органическая химия, на стыке математики и компьютерных наук есть сильное направление профессора Андриса Амбайниса, который занимается разработкой алгоритмов квантовых компьютеров – четверть того, что делается в мире по этому направлению – made in Latvia, в Институте твердого тела успешно занимаются моделированием, рентгеновской спектроскопией, люминисцентными методами исследований.

Однако, если нужно сместиться в какую-то другую область, то в Латвии её с большой вероятностью не будет. Крупные университеты типа Оксфорда или Кэмбриджа всегда имеют гораздо больше возможностей привлекать лучшие умы, которые успешно развивают научные направления. У нас это отдельные сильные группы. При этом на физике в латвийских вузах – регулярный недобор студентов.

Есть ли работа для молодых физиков в Латвии?

У меня много знакомых физиков работают в сфере IT, и это достаточно логичный переход – у них сильная математическая подготовка, которая востребована на стыке программирования и физики, например, в таких приложениях, как обработка и передача аудио сигналов.  Также можно работать учителем в школе – вакансий очень много именно по естественнонаучным дисциплинам и математике. Конечно, здесь остро становится вопрос достойной оплаты учителей, но постепенно возникают проекты, например, Iespējama Misija, по привлечению в школу активных молодых специалистов, что не может не радовать.  

Если человек остается в науке, то ситуация в Латвии и на Западе в чём-то схожа. Большую часть исследований своими руками делают докторанты и молодые учёные, так называемые пост-докторанты. Более возрастным учёным приходится на себя брать всё больше и больше административных забот.

Соответственно, докторантских и пост-докторантских позиций достаточно много, а вот затем все становится гораздо сложнее, так как позиций профессоров гораздо меньше, а конкуренция большая.

На Западе, если к 40 годам ты не стал профессором, но остался на рынке труда, то велики риски, что тебе придется переквалифицироваться и вновь подниматься по карьерной лестнице, когда тебе уже за 40. Получить докторскую степень и потом уйти из науки куда-то в индустрию лет в 25-30 – это типичная ситуация.

В Латвии существует отличие. У нас нет гарантированных окладов на позициях. Если в условной Германии получение постоянной позиции в научном учреждение гарантирует и оклад, то в Латвии нужно регулярно выигрывать гранты. Тем самым гарантируется зарплата на срок действия гранта по конкретной тематике (2-3 года), а потом снова нужно находить финансирование.

А как в Латвии с наукой?

Многие считают, что Латвии вообще не нужна наука – слишком маленькая страна. Однако необходимо понимать, что, если не в тех же вузах не будет достаточного количества сильных преподавателей, то не получится вырастить и хороших учителей, и рано или поздно рухнет вся система образования.

Наши хроническая проблема – недостаточное финансирование. Наука – это то, на чём нередко экономят при распределении бюджетных денег, и процентуально Латвия находится на одном из последних мест по финансированию науки в расчёте на ВВП.  Это становится большой проблемой, так как сложно обновить кадры сложнее.

У нас все еще работает много пожилых ученых старше 60, которые в 90е годы не ушли из науки в бизнес или IT, и не уехали из страны, есть молодые специалисты возрастом до 40 лет, но практически нет среднего поколения. Такой вот двугорбый верблюд. И если сейчас экономить на учёных, то старшее поколение уйдёт на пенсию, образованная молодёжь переквалифицируется или уедет, и восстанавливать научную школу придётся заново.  

Что для вас наука?

Это прежде всего возможность постоянно узнавать что-то новое.

Foto: Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: