Архитектор Наталья Музычкина – о Музее моды, знакомстве с Александром Васильевым и рижских модниках

Архитектор Наталья Музычкина – о Музее моды, знакомстве с Александром Васильевым и рижских модникахФото из личного архива

17 июля в Музее моды на улице Грециниеку открылась выставка «От Фортуни до Версаче. 100 лет итальянской моды». Этой выставкой Музей моды возобновил работу после периода простоя из-за пандемии Covid-19, насчет дальнейших планов владелица музей Наталья Музычкина высказывается осторожно – все зависит от эпидемиологической ситуации в стране.

Москвичка, подарившая Риге Музей моды в 2016 году, Наталья считает свой бизнес не коммерческой, а культурной деятельностью, в которую она вложила труд и душу.

Музей соблюдает все требования по эпидемиологической безопасности – в помещении музея смогут находиться не более 20 человек, столики в музейном кафе расставлены с дистанцией в два метра, есть средства для дезинфекции рук.

Почему именно итальянская мода?

Мы готовились к открытию выставки «От Фортуни до Версаче. 100 лет итальянской моды» в апреле, но коронавирус изменил наши планы, поэтому экспозиция стартовала только сейчас. Мы очень хотели открыть выставку, посвященную Италии, потому что итальянская мода – значимая, ее знают и любят все. Кроме того, Италия пережила большую трагедию, связанную с пандемией Covid-19, но я очень надеюсь, что она быстро восстановится и мы снова увидим итальянскую моду на подиумах.

Какие особенные объекты вы могли бы выделить на выставке?

Выставка называется 100 лет итальянской моды – это ретроспектива, рассказывающая о возрождении итальянской моды. 100 лет назад итальянской моды практически не было. Была французская мода, английская, но не итальянская, которая фактически закончилась в эпоху Возрождения. За 100 лет мода этой страны вышла из тени и расцвела. Как это происходило, мы показываем на нашей выставке. У нас есть довольно редкие платья легендарного дизайнера Мариано Фортуни из коллекции историка моды Александра Васильева. Также есть платья последовательницы Фортуни Марии Галенга, которая создавала свои шедевры в 20-30 годы прошлого века. Есть и экспонаты итальянских дизайнеров, которые жили и работали в других странах. Например, Эльза Скиаперелли.

Кстати, Пьер Карден на самом деле – Пьетро Кардини, один из самых знаменитых людей Франции родился недалеко от Венеции.

Разумеется, представлены и бренды более современных дизайнеров, как, например, Джанфранко Ферре или Роберто Кавалли и Дольче и Габбана. У нас есть вещи как из коллекции Александра Васильева, так и из нашей собственной коллекции Музея моды.

Сколько экспонатов в вашей коллекции?

Свыше полутора тысяч. Среди них есть довольно ценные экземпляры, как, например, платья Маргарет Тэтчер и Катрин Денев. Есть и старинные платья, но мы их еще не выставляли.

Как вы собираете свою коллекцию?

Ищем и покупаем, кроме того, много исторической одежды нам приносят местные жители. Мы также покупали национальную латышскую одежду. Некоторые вещи мы собираем специально, например, изделия предприятия Rīgas apģērbs, которые не повторяли советскую моду, а на ее основе создавали что-то свое.

А у вас была выставка рижской моды?

Нет, потому что коллекция не такая большая. Экспонаты рижской моды выставлялись в рамках выставки «Блеск 80-х». Вещей более раннего периода у нас довольно мало, в основном это шляпки и туфли.

Как вы думаете, рижане следят за модой?

Да, я считаю, что рижане одеваются с гораздо большим вкусом, чем во многих европейских городах. Это отмечают все мои знакомые иностранцы, кто приезжает в Ригу. У рижан очень щепетильное отношение к одежде – она должна соответствовать случаю.

Я часто вижу, что в кафе сидят красиво одетые очаровательные пожилые дамы, у них есть и прическа, и макияж.

Музей моды самостоятелен, или это проект Александра Васильева?

Мы – самостоятельная единица, но мы сотрудничаем с Фондом Александра Васильева. Иногда мы выставляем частные коллекции других дизайнеров.

Коллекционирование – это бизнес, хобби или страсть?

Конечно, это страсть. Коллекционеры – это одержимые люди. Они могут годами ждать какую-то конкретную вещь. Я не принадлежу к коллекционерам, у меня рациональный подход – подходит данная вещь для коллекции Музея моды или нет.

Я по образованию архитектор, а у них к предметам искусства своеобразный подход – они и про картину Рембрандта могут сказать, что это хорошее пятно на стену (смеется – прим. редактора).

Как получилось прийти из архитектуры в моду?

Среди модельеров очень много архитекторов. На самом деле это очень близкие области. Мода – это работа с пространством, формой.  В моде действуют те же законы, что и в архитектуре. По сути, я продолжаю заниматься архитектурой, только архитектурой интерьера, где я выставляю  одежду и аксессуары.

А почему Рига? Вы же из Москвы

Часть моей семьи живет в Риге, у меня здесь есть и свои корни – моя прабабушка родом из Латвии. Кроме того, часть нашей истории прошла вместе, с людьми более старшего поколения у нас общий культурный код – мы друг друга понимаем с полуслова. Я, мягко говоря, не очень любила советскую власть, но от общего прошлого никуда не деться.

Вы какое-то время жили и работали в США. Там этого культурного кода вам не хватало?

Очень не хватало, и это при том, что у меня хороший уровень английского и я работала среди художников, а это очень интернациональная среда.

Когда приходится долго объяснять свои мысли, это довольно тяжело – ощущение, что ты плаваешь в аквариуме, а жизнь происходит за стеклом, об которое ты каждый раз стукаешься головой.

Чем вы занимались в Америке?

Я там работала керамистом на фрилансе – занималась свободным творчеством. Надо сказать, что для бизнеса США – уникальная страна. Там очень просто начать свой бизнес.

А как пришли в керамику?

Я закончила Московский архитектурный институт. Там была очень свободная атмосфера, чудесные традиции и замечательные преподаватели. Но когда я закончила институт, заниматься типовыми домами в строительном бюро мне не хотелось – это было очень скучно. Я решила более плотно заняться керамикой, которой я тогда увлекалась. Я вступила в Союз художников, но вскоре Советский Союз распался и во время перестройки я создала свой керамический цех. Это был период, когда с полок магазинов исчезло все, и мы производили малые серии керамических изделий, которые пользовалось спросом. А затем была поездка в Америку.

Чем вы занимались после возвращения из США?

Проектировала медицинские процедурные кабинеты. Мой муж занимался лабораториями, и я ему помогала. Кстати, это было очень интересно. Я вообще люблю любую работу.

В какой момент вашей жизни вы познакомились с Александром Васильевым?

Мы знакомы еще со школьных времен – встретились в какой-то общей компании. Он и в 17 лет производил впечатление очень интересного и незаурядного человека. Его дом был заставлен старинными вещами, про которые он мог рассказывать часами.

В те времена такие вещи можно было найти просто на помойке – люди от них избавлялись. Считалось, что это хлам, но Саша уже тогда понимал, что это большая ценность.

У него была коллекция костюмов, которая частично досталась ему от родственников, и, когда мы приходили к нему в гости, то не упускали случая переодеться в них. Однажды мы в таком виде пошли гулять.

Мы – в старинных платьях, костюмах, фраках, цилиндрах, шляпках – встали на автобусной остановке, и водитель чуть не врезался в столб, засмотревшись на такую необычную компанию (смеется – прим. редактора).

Мы ехали по Москве, и Саша нам рассказывал о зданиях, мимо которых мы проезжали – он прекрасно знает историю Москвы. Затем такие костюмированные прогулки по Москве стали традицией на какие-то праздники. После школы я встречала Васильева в школе-студии МХАТ – наши институты были рядом. Когда он уехал из России, мы долго не виделись и встретились уже в Риге, куда он привез выставку.

С этой встречи и начался Музей моды?

Да. Это была идея Александра, которая меня увлекла. В Москве открыть такой музей стоит очень дорого, поэтому это однозначно должна была быть Рига.

Вы вкладывали в проект свои личные деньги?

Да. Я купила помещение на улице Грециниеку, отремонтировала его, создала музей, а Саша участвует в проекте экспонатами своей коллекции, и я считаю, что это достаточный вклад, потому что второй такой коллекции не найти.

Музей моды – это успешный бизнес? Насколько сложно его вести?

Музей моды – это экзотика, в мире таких мало, и да – это непростой бизнес, хотя у меня отличная команда. Людей в Риге немного, поэтому мы больше рассчитываем на туристов, которых, как известно, сейчас практически нет. Стараемся балансировать, чтобы выходить в ноль. Для этого, кроме музея, у нас еще работают книжный магазин с книгами о моде, сувенирный магазин, кафе. Планов много – развивать только что созданный интернет-магазин, еще хотим выпустить мультфильм о мужской моде. Планируется и один интерактивный проект, и следующая выставка, но пока не скажу какая.

Вы окупили вложенные средства?

Нет, не окупила, но и цели такой не было. У меня не было иллюзий – это культурное, а не коммерческое мероприятие. Если бы я хотела прибыльный бизнес, то я открыла бы его в другом месте, и это был бы не музей.

Музей моды – дело жизни, мне важно, чтобы оно просто не приносило большие убытки. Могу себе позволить его поддерживать. В Музей моды я вложила свой труд и душу, из старого заброшенного подвала я сделала место, куда приятно прийти и погрузиться в давно ушедшие эпохи.

novosti

Вы считаете себя рижанкой?

Пожалуй, да. Рига для меня очень уютный город, и с точки зрения архитектора – он идеальный!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: